Radio Free Asia Radio Free Asia

Глобальная свобода сокращается по мере распространения китайской и российской практик управления информацией

china2755

Камеры наблюдения видны на большом видеоэкране, недавно построенном на углу площади Тяньаньмэнь в Пекине, 6 сентября 2019 года,  AFP

Китайские и российские технологии и практики в области слежки, цензуры и других форм контроля информации распространяются и копируются по всему миру, в основном в авторитарных государствах, а также в некоторых демократиях, говорится в докладе, опубликованном в Вашингтоне.

Но в то время как российское влияние в основном ощущается в авторитарных бывших советских республиках, Китай использовал коммерческий охват таких технологических гигантов, как Huawei и GTE, и его глобальную инициативу «Пояс и дорога»  (Belt and Road Initiative, BRI), чтобы создать более широкую зону деятельности для своей модели наблюдения и цензуры.

«Состояние свободы слова и прав человека в мире ухудшается», – заключает киберэксперт Валентин Вебер из Центра технологий и глобальных отношений Оксфордского университета. Вебер также является старшим научным сотрудником Фонда открытых технологий при Гарвардском университете.

Фонд открытых технологий (OTF) – это организация, действующая  в рамках Радио Свободная Азия, и финансируемая Конгрессом США через Агентство США по глобальным медиа.

«На сегодняшний день более ста стран использовали российский и китайский опыт по информационному контролю», – пишет он в отчете под названием «Всемирная сеть китайского и российского информационного контроля».

В исследовании рассматриваются девять государств по всему миру, где китайское и российское оборудование, методы и подходы к управлению информацией приобрели влияние или известность.

«В то время как журналисты с Багамских Островов, Лесото и Перу участвуют в пропагандистских тренингах в Пекине, китайское оборудование для наблюдения используется  военным командованием на востоке Бразилии и в  парламенте Иордании», – говорится в исследовании.

«Российское оборудование, со своей стороны, установлено в приграничных странах, таких как Беларусь, Казахстан и Украина, а также за рубежом в таких государствах, как Алжир, Куба, Мексика и Палестина», – говорит Вебер.

Охранно-промышленный комплекс

Технология развивалась по мере расширения сферы влияния – в случае с Китаем – от скромных продаж в  Зимбабве оборудования для глушения радиопередач  в 2005 году  до сегодняшних высокотехнологичных рынков видеонаблюдения.

«Экспорт диверсифицирован, и преждние элементарные инструменты были усовершенствованы», – отмечается в исследовании. «Сейчас мы смотрим на распространение камер видеонаблюдения, использующих технологию распознавания лиц, множество инструментов цифровой криминалистики, интеллектуальные национальные удостоверения личности, интеллектуальные базы данных для правительств и умные города».

«В Китае и России создано нечто похожее на военно-промышленный комплекс в сфере безопасности. Этот промышленно-производственный комплекс  состоит из политиков, зависящих от отраслей, связанных с безопасностью, частных охранных компаний и полиции », – пишет Вебер.

В исследовании отмечается, что Россия и Китай проводят свою внутреннюю политику контроля над информацией с различным сочетанием надзора, цензуры, самоцензуры и распространения стратегической информации.

«Россия полагается на повсеместный надзор, самоцензуру и распространение стратегической информации для сохранения внутренней стабильности, в то время как Китай преимущественно использует цензуру и распространение стратегической информации, подкрепленные обширным надзором», – говорится в исследовании.

Пекин создал внутренние версии популярных глобальных платформ социальных сетей, таких как Facebook и Twitter, которые страна в свою очередь полностью блокирует. В то же время  отсутствие таких возможностей у России вынуждает ее смиряться  с зарубежными социальными сетями в своем интернет-пространстве.

«В отличие от Китая, Россия не смогла создать внутреннюю замену зарубежным медиа-платформам. Российские технологические компании не могут занять достаточную долю рынка, чтобы исключить или заменить иностранных конкурентов », – говорится в исследовании.

«В последнее время Китай усилил цензуру даже для элиты общества и тех, кто разбирается в технологиях, и которые пытаются получить доступ к иностранным веб-сайтам», – говорится в исследовании, и отмечаются усилия государства по устранению не разрешенных правительством VPN-сетей из магазинов приложений в стране.

Китай опережает Россию и в случае внутреннего наблюдения.

«У Китая больше возможностей для мониторинга своих граждан, потому что оборудование для наблюдения широко распространено в современном китайском обществе. Например, в Синьцзяне граждане постоянно контролируются с помощью навязчивых приложений, камер распознавания лиц и других технологий », – отмечает Вебер.

«В этой быстро меняющейся обстановке важно проследить, что в настоящее время разрабатывается и разворачивается в России и Китае, чтобы предвидеть, что может произойти завтра за их пределами», – советует автор.

 Инициатива Пояса и Дороги

В 50-страничном отчете рассказывается о тех местах по всему миру, в которых Китай быстро завоевал популярность – в частности, в странах, связанных с BRI Китая. План, запущенный в 2013 году, охватывает 137 стран.

В нем отмечается, что «82 процента китайского информационного контроля идет в страны BRI» в рамках цели Пекина более тесно связать эти страны с Китаем с помощью цифрового сотрудничества.

«Китай также вплетает тренинги для журналистов и СМИ в рамки BRI», – говорится в отчете. «Продажа технологий и услуг также интегрирована в глобальную китайскую инициативу».

Исследование Вебера обнаружило ряд разработок в области передачи информационных технологий:

  • В Египте Huawei построила систему «безопасный город», в то время как другая фирма предоставляет камеры видеонаблюдения для автобусов, и  в то же самое время  египетские журналисты учавствовали в тренингах  в Пекине в таких СМИ, как People’s Daily ».
  • Одним из первых  устройств для наблюдения в Иране стало импортированное  из Китая оборудование Huawei, которое предоставляет правительственным агентствам доступ к мобильным телефонам.
  • Малайзия является «заядлым покупателем» китайских технологий видеонаблюдения и заявляет, что будет использовать еще больше оборудования Huawei.
  • Тесные отношения между Танзанией и Китаем «привели к тому, что правительство Танзании пытается подражать китайской концепции цензуры».
  • Китайская фирма специализирующаяся в области информационной безопасности Meiya Pico подготовила тайских экспертов в области мобильной и компьютерной криминалистики, и Таиланд «также дал понять, что намерен создать свой собственный Великий брандмауэр по образцу Китая».
  • Уганда поддерживает «далеко идущее и постоянно прогрессирующее» сотрудничество в области управления информацией с Китаем и получила 900 камер наблюдения от Huawei.
  • Замбия «использует средства цензуры и наблюдения, поставляемые Huawei и ZTE» для контроля над своим населением.
  • Система идентификации смарт-карт Венесуэлы имитирует аспекты системы социального кредитования в Китае, показывая, что схемы, использующие сбор больших данных для мониторинга поведения, «больше не ограничиваются Китаем».

«Учитывая эту тенденцию, современные демократии должны служить оплотом против авторитарного использования технологий и показывать миру, что страны могут бороться с преступностью и обеспечивать национальную безопасность без ослабления кибербезопасности и неприкосновенности частной жизни своих граждан», – говорит Вебер.

Пол Экерт, Радио Свободная Азия

Be the first to comment on "Глобальная свобода сокращается по мере распространения китайской и российской практик управления информацией"

Leave a comment

Your email address will not be published.


*



About Terms of Use Privacy Contacts